ПОИСК:
FAQ | RSS

Вокальная техника и её парадоксы - Часть 46

При том, что наша двигательная активность, безусловно, есть проявление мышечной работы, даже при совершении простых движений человек управляет не работой мышц, а движениями рук, ног, головы, корпуса и т. д. Корректируя движения и внутреннюю энергетику своего тела, мы не думаем, какие мышцы напрягаются или расслабляются. Возникающие при этом в нашем теле энергетические потоки («кинетические мелодии») могут проходить через всё наше тело в любом направлении, а не только по ходу мышечных пластов или полых образований... Сама же мышечная система ощущается нами не совокупностью отдельных мышц или их групп (как на картинке в анатомическом атласе), а однородной массой, в которой могут возникать зажимы и которая при расслаблении может становиться вялой. Столь же известна - но не всегда осознаётся - изменчивость энергопроводимости этой массы в зависимости от состояния об­разующих её мышц. Каждому из нас по жизненному опыту известно, что плохо проводят энергию вялая мускулатура, а спастическое сокращение блокирует мышечную энергопроводимость. Поэтому при спазме отдельных мышц мы не в состоянии делать плавные движения (к примеру - речь заикающегося, судороги у пловца при переохлаждении), а вялое состояние мышечной массы лишает нас возможности энергичных действий. Не случайно для того, чтобы хорошо почувствовать своё тело и обеспечить его оптимальную энергопроводимость, спортсмены используют массаж и упражнения на растяжение, что, кстати, инстинктивно делают проснувшиеся животные (собаки и кошки).

Знание энергетической природы и жизненной значимости ощуще­ний, возникающих во внутреннем пространстве человека во время его

Двигательной активности, позволяет в новом свете увидеть и реалии повседневной певческой практики.

Появляется достаточное основание для понимания, что представле­ния о доминировании слухового контроля и вспомогательной роли внутренних ощущений в управлении оперными певцами техникой пе­ния не соответствуют тому, что существует на самом деле. Это подтвер­ждается тем, что опытные певцы хорошо поют даже тогда, когда они не слышат собственного голоса, и вместе с тем испытывают затруднения в пении после смазывания слизистой ротоглотки и носа анестезирующи­ми веществами при полной сохранности слухового контроля (Моро­зов, Юссон). Хорошо известно, что даже при абсолютной потере слуха долгое время сохраняется способность ясной членораздельной речи (из­вестный актёр А. Остужев играл Отелло, будучи глухим, не потеряли дара речи вместе с потерей слуха Л. Бетховен, Б. Сметана, К. Циолков­ский). Как известно, наличие абсолютного слуха не гарантирует звуковысотную чистоту пения, а при работе в студии звукозаписи «наложе­ние» певческого голоса на фонограмму происходит в условиях, когда певец не слышит звучания собственного голоса, и это, тем не менее, не мешает ему петь. Можно вспомнить, что исправление дефектов произ­ношения требует не слухового воздействия, а активного вмешатель­ства в работу артикуляционного аппарата*. Наконец, убедительным под­тверждением доминирующего значения внутренних ощущений в осво­ении певцами технической стороны пения можно считать и тот факт, что казавшийся поначалу перспективным метод формирования тембрапевческого голоса, основанный на использовании обратной слуховой связи (эффекта А. Томатиса), не нашёл широкого применения в педаго­гической и певческой практике.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

ОПРОС ↓
Ваша любимая песня Алсу [?]
Зимний сон
Весна
Иногда
Райский сад
Осень
Свет в твоем окне
Первый снег
День рождения любви
Туда, где сбываются сны

ПОПУЛЯРНОЕ ↓
ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ↓

Показать все

Счетчики ↓

Яндекс.Метрика